Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Секс и сексуальность в научной фантастике

Сексуальные темы часто используются в научной фантастике и связанных с ней жанрах. Такие элементы могут включать реалистичное описание сексуальных взаимодействий в научно-фантастическом мире, протагониста с изменяющейся сексуальностью или исследование вариантов сексуального опыта, отличающегося от общепринятого.

Научная фантастика и фэнтези иногда могли быть более скованными в своих описаниях пола и сексуальности, чем другие литературные формы повествования. Однако научная фантастика также предлагает свободу для создания общества с культурой, отличной от реальной, делая его острым инструментом для испытания сексуальных предрассудков и убеждения читателя к пересмотру его или ее предвзятого отношения.

Примерно до 1960-х открытая демонстрация сексуальности не была характерна для научной фантастики. В 1960-х научная фантастика и фэнтези начали отражать изменения, вызванные Движением за Гражданские права и появлением контркультуры. Авторы Новой Волны и феминистской научной фантастики представляли культуры, где разнообразие гендерных моделей и нетипичных сексуальных отношений является нормой, и описания половых актов и альтернативной сексуальности стали нормой.
Также существует научно-фантастическая эротика, которая исследует сексуальность и описывает темы, направленные на получение сексуального возбуждения.

Критический анализ

Относясь к жанру популярной литературы, научная фантастика и фэнтези, по-видимому, были более ограничены условностями в описании образов, связанных с сексуальностью и полом, чем документальная литература. В частности, научная фантастика традиционно являлась пуританским жанром, ориентированным на мужскую читательскую аудиторию. Секс в научной фантастике и литературе часто считался чем-то омерзительным, а сюжетов, построенных на сексуальных отношениях, часто избегали. С другой стороны, научная фантастика и фэнтези также могут предложить больше свободы в описаниях отличающихся от привычных понятий о гетеросексуальности и мужском превосходстве, которые просочились во многие культуры.

В научной фантастике экстраполяция позволяет писателям не фокусироваться на вещах, как они есть (как в других жанрах литературы), а фокусироваться на том, как некоторые вещи могут отличаться. Это наделяет научную фантастику качеством, которое Дарко Сувин назвал «когнитивный разрыв»: осознание того, что мы читаем не о знакомом нам мире, а о мире, который через свои отличия заставляет посмотреть на наш собственный мир со стороны. Когда экстраполяция затрагивает сексуальность или пол, это может заставить читателя пересмотреть его гетеронормативные культурные установки; свобода в создании обществ, отличных от реальных, делает из научной фантастики острое орудие по проверке сексуальных предрассудков.

В научной фантастике такими отстраняющими факторами могут стать технологии, изменяющие секс или продолжение рода. В фэнтези это могут быть персонажи (к примеру, мифические божества и героические архетипы), не ограниченные предрассудками о человеческой сексуальности и гендерности, которые могут быть переосмыслены этими персонажами. Научная фантастика также может показывать изобилие инопланетных способов продолжения рода и сексуальных отношений. «Миры Урана» Эрика Гарбера и Лин Палео, является авторитетным руководством по научно-фантастической литературе, касающейся геев, лесбиянок, трансгендеров, и других похожих тем. Книга охватывает научную фантастику, напечатанную до 1990 года (второе издание) и сопровождается кратким обзором и комментарием к каждому произведению.

Исследуемые темы




Некоторые темы, исследуемые в научной фантастике, включают:

• Секс с пришельцами, машинами и роботами
• Репродуктивные технологии (в том числе – клонирование, искусственные утробы, партеногенез и генную инженерию)
• Равноправие мужчин и женщин
• Патриархальное и матриархальное общество, в том числе – однополый мир
• Полиамория
• Изменяющиеся гендерные роли
• Гомосексуальность и бисексуальность
• Андрогиния и смена пола
• Секс в виртуальной реальности
• Другие достижения в технике, связанные с сексуальным удовлетворением (к примеру – теледильдоника)
• Асексуальность
• Мужская беременность
• Сексуальные табу и мораль
• Секс при нулевой гравитации
• Контроль рождаемости и другие, более радикальные меры по предотвращению перенаселенности.

НФ-литература

Прото-НФ

«Правдивая история», написанная на древнегреческом языке ассирийским писателем Лукианом (120-185 гг. после Р.Х.) считается самым ранним научно-фантастическим произведением из когда-либо написанных. Рассказчик внезапно оказывается подхваченным тайфуном и выброшенным на Луну, где обитают исключительно мужчины, воюющие с Солнцем. Позднее герой отличается в бою, за что король сочетает его браком со своим сыном. Мужчины размножаются, рожая мальчиков из бедра или зарывая левое яичко, из которого затем появляется ребенок, в лунный грунт.

В других прото-НФ работах, секс в любом его проявлении был приравнен к низменным желаниям или «непристойности», как в «Путешествиях Гулливера» (1726), где показан контраст между плотским и сексуальным началом у Еху и воспитанностью и сдержанности Гуигнгнмов. Ранние работы показывали, что откровенно сексуальные персонажи имели извращенную мораль, в том числе – первая новелла о вампиршах-лесбиянках «Камилла», написанная Шериданом ле Фаню в 1872 году и включенная в сборник «Сквозь тусклое стекло».

Утопический роман Шарлоты Перкинс Джилман «Herland» 1915 года описывает визит трех мужчин матриархального общества, где женщины размножаются партеногенезом.

Эпоха Pulp-журналов (1920-1930-е)

Во время эпохи pulp-журналов откровенная сексуальность в любом проявлении не была характерна для научной фантастики и фэнтези. Свободное использование сексуальных тем из более ранней литературы было забыто. Много лет редакторы, которые проверяли публикуемые тексты (такие, как известный своим ханжеством Кей Террант, заместитель редактора журнала «Astounding Science Fiction»), понимали, что должны защитить взрослых читателей, которых они определяли, как основных покупателей. Несмотря на то, что обложки некоторых pulp-журналов 1930-х показывали полураздетых женщин, оказавшихся в щупальцах пришельцев, они были часто более сенсационными, чем содержание журнала. Предполагаемая или замаскированная сексуальность была также важна, как и явная. В этом смысле научно-фантастический жанр отражал общественные нравы эпохи, проводя параллели с общими предрассудками. Это было отчасти верно в случае с дешевыми романами, вернее, чем с литературой того времени.

В антиутопическом романе Олдоса Хаксли «О, дивный новый мир» 1932 года естественное продолжение рода под запретом, а человеческие эмбрионы выращиваются искусственно в «инкубаториях и центрах кондиционирования». Случайный секс, часто в виде группового досуга, поощряется, а брак, беременность, естественные роды и родительский долг считаются слишком грубыми для упоминания в учтивой беседе.
Одной из самых ранних научно-фантастических книг, где ставится под вопрос о нетрадиционной сексуальности без ограничений, стал роман Олафа Стэплдона «Странный Джон» 1935 года. Джон – мутант со сверхъестстественными умственными способностями, который не позволяет связать себя правилами, царящими в обычном Британском обществе своего времени. Роман ясно дает понять, что он имел связь со своей матерью по обоюдному согласию, а также совратил старшего парня, который стал предан ему, хоть и страдает от морального унижения, которое приносят ему эти отношения. В конце концов, Джон приходит к выводу, что сексуальные контакты с «нормальными» людьми близки к содомии.

Золотой век (1940-1950-е)


Когда в 1950-х научная фантастика и фэнтези стали популярны, писатели получили возможность ввести больше элемента сексуальности в свои произведения.
Филлип Хосе Фармер написал в 1952 году роман «Любящие», который, возможно, считается первым произведением, выделяющим секс в качестве главного мотива, а также – сборник «Странные связи», где в пяти произведениях рассказывает о сексуальных отношениях люде и инопланетян. В своем романе «Плоть» 1960 года сверхмужественные рогатые мужчины занимаются ритуальным оплодотворением множества девственниц, чтобы помешать спаду мужской фертильности.
Теодор Старджон написал много произведений, где подчеркивалась значимость любви, несмотря на нынешние общественные устои, как, например, рассказ «Благая потеря» 1953 года, ставший классическим произведением, развившим тему гомосексуальности пришельцев, и роман 1960 года «Венера плюс Икс», где современный человек просыпается в городе будущего, где все люди являются гермафродитами.

Рассказ Роберта Хайнлайна «Все вы – Зомби» 1959 года рассказывает историю молодого человека (позднее обнаруживается, что он – гермафродит), который совершает путешествие во времени, хитростью оплодотворяет более молодого себя-женщину перед тем, как сменить пол. Таким образом, он становится плодом этого союза, и обнаруживается парадоксальный результат – он является одновременно своим отцом и матерью.

В романе Пола Андерсона «Девственная планета» 1959 года действие разворачивается в привилегированном матриархальном обществе, где открыто исповедуются гомосексуальность и полиамория. Сюжет закручивается вокруг главного героя, который является единственным мужчиной в мире женщин, и, хоть некоторые из них и хотели заняться с ним сексом, во время его временного пребывания на планете до брака дело не дошло.
Зеркальное отражение этой картины представил Артур Чандлер в романе 1969 года «Планета спартанцев», показывающем патриархальный мир, где гомосексуальные отношения являются нормальными по определению. Сюжет разворачивается вокруг социального взрыва, случившегося в результате исследования планеты космолетом, экипаж которого состоял как из мужчин, так и из женщин.
До конца 1960-х некоторые другие писатели скорее описывали измененную сексуальность или изменение гендерных ролей, чем открыто исследовали сексуальные вопросы.

Новая волна (1960-1970-е)

К концу 1960-х научная фантастика и фэнтези начали отражать изменения, ставшие результатом Движения за Гражданские права и появления контркультуры. В пределах жанров эти изменения привели к созданию движения «Новая волна», которое относилось к технологиям скептичнее, чем к обществу, и больше интересовалось стилистическими экспериментами. Писатели Новой волны часто заявляли о большем интересе к подсознанию, чем к космосу. Они не так стыдились вызывающих описаний сексуальности и больше поддерживали пересмотр гендерных ролей и социального статуса секс-меньшинств. Известные авторы, писавшие на сексуальные темы – Джоанна Расс, Томас Диш, Джон Варли, Джемс Трипти-младший, Сэмюэль Дилэни. Под влиянием Новой волны редакторы и авторы, такие как Майкл Муркок (редактор влиятельного журнала “New Worlds”) и Урсула ле Гуин, с одобрением относящиеся к описаниям измененной сексуальности и разнообразию полов в научной фантастике и фэнтези, стали известными.

В романах Роберта Хайнлайна «Чужак в чужой стране» 1961 года и «Луна – суровая хозяйка» 1966 года описываются гетеросексуальные групповые браки и публичная нагота, как желанные социальные нормы, в то время как в романе «Достаточно времени для любви» 1973 года главный герой горячо спорит о будущей свободе однополой любви.

Рассказ Сэмюэля Дилэни «Да, и Гоморра», написанный в 1967 году и выигравший премию «Небьюла», закладывает в основу сюжета развитие людей астронавтов среднего пола, а затем описывает людей, которые стали готовыми пойти с ними на сексуальную связь. Описывая новый пол и конечную сексуальную ориентацию, произведение позволяет читателям подумать о реальном мире, находясь на безопасном расстоянии. В его научно-фантастическом романе «Дальгрен» 1975 год, Дилэни в красках описывает огромный мир с персонажами самой разнообразной половой принадлежностью. Стоит заметить еще раз, что секс не является центром всего романа, однако именно здесь содержаться одни из самых ярких и насыщенных сцен однополого секса в научной фантастике. Дилэни описывает, чаще всего – с большой привязанностью, персонажей с широчайшим спектром мотивации и поведения, откровенно сообщая читателям, что эти типы людей существуют в реальности. В поздних работах Дилэгни размывает черту между научной фантастикой и гей-порно. Он сталкивается с сопротивлением книжных изданий из-за освещения этих тем.

Урсула ле Гуин исследует радикально отличающиеся формы сексуальности в романе «Левая рука Тьмы» 1969 года и вновь – в рассказе 199 года «Взросление в Кархайде». Там пол представляется инопланетных «человеческих» существ не как «мужской» или «женский», а как приходящий каждый месяц в результате цикла, во время которого случайно начинают работать женские или мужские половые органы и репродуктивные функции; это делает их, с одной стороны, бисексуалами, а с другой – андрогинами или гермафродитами. Ле Гуин написала свои размышления о творчестве в двух эссе – «Нужен ли пол?» 1976 года и его переиздании 10 лет спустя. В них содержится ответ на критику по поводу феминизма и других аспектов «Левой руки Тьмы». В этих эссе она ясно дает понять, что в романе предполагается, что генетианцы могли бы сами находить пару того пола, который является противоположным полу, полученному в результате непредумышленной гетеронормативности. Ле Гуин позднее написала много книг, изучающих возможности научной фантастики принимать во внимание нетрадиционную сексуальность, типа интимной связи между клонами в рассказе «Девять жизней» 1969 года или четырехсторонние браки в «Законах гор» 1996 года.

Айзек Азимов в своем романе «Сами боги» 1972 гола описывает инопланетную трехполую расу, где все нуждаются в продолжении рода. Один пол производит, нечто похожее на семя, другой пол обеспечивает необходимую для репродукции энергию, а члены третьего пола вынашивают и растят потомство. Все три пола ведут себя соответственно общественным и сексуальным нормам. В том же романе описаны риски и проблемы секса в космосе, в то время, как люди на Луне уже давно научились рожать, а на Земле – нет.
Похожий мир описывает в своем романе «Победить на трех мирах» Пол Андерсон. В книге рассказывается о кентавроподобных трехполых существах, живущих на Юпитере. Три пола в этом обществе – это женский, мужской и «малый пол». Для того, чтобы забеременеть, самка должна заниматься сексом, как с самцом, так и с «полу-самцом» в течении короткого времени. Особенность этого общества состоит в сильной привязанности ко всем трем родителям – маме, папе и полу-папе – которые участвуют в воспитании потомства. И наоборот, среди жестоких захватчиков, угрожающих разрушить культуру и родину главного героя, самцы полностью подчиняют себе самок и полу-самцов; последних либо убивают при рождении, либо оставляют в рабстве для продолжения рода, что воспринимается главным героем, как дикое заблуждение.

Авторы, пишущие в жанре феминистской научной фантастики, описывают культуры, где гомо- или бисексуальность и разнообразие гендерных моделей считаются нормой. Рассказ Джоанн Расс «Когда все изменилось» 1972 года описывает матриархальное лесбийское общество, процветающее без мужчин, а роман 1975 года «Женственный мужчина» был невероятно влиятелен. Расс несла большую долю ответственности за введение радикального лесбийского феминизма в научную фантастику.
Бисексуальная писательница Элис Брэдли Шелдон, использовавшая псевдоним Джеймс Трипти-младший, изучала сексуальное лечение, как главную тему. Некоторые ее книги описывают людей, ставших сексуально одержимыми пришельцами (как в рассказе «Тут я проснулся и оказался здесь, на холодном склоне холма» 1972 года) или изнасилованных пришельцев. В рассказе «Девочка, которую подключили» 1973 года, являвшемся ранним предвестником киберпанка, описываются отношения с кибернетически контролируемым телом. Лауреат многих наград, рассказ «Хьюстон, Хьюстон, Вы нас слышите?» 1976 года описывает матриархальное общество, где мужчины вымерли в результате эпидемии. Обществу в состоянии застоя не хватает типично «мужских» проблем типа войны. Женщины размножаются посредством клонирования и рассматривают мужчин, как нечто забавное.

Научно фантастический роман Элизабет Линн «Особый свет» 1978 годы описывает однополые отношения между двумя мужчинами. Этот роман дал имя сети магазинов ЛГБТ-литературы. Серия романов «Хроники Торнора» 1979-1980 годов стала первым случаем, где однополые отношения были обычной частью культурного фона. Также Линн пишет романы, описывающие садомазохизм.
Еще одним писателем, прославившимся в 1970-е годы благодаря исследованию сексуальной тематики в своих книгах, стал Джон Варли. В его собрании «Восемь миров» человечество научилось менять пол по собственной прихоти. Гомофобия показана, как изначально запрещенное понимание этой технологии, порождающей радикальные перемены в отношениях, где бисексуальность стала нормальной для общества. Трилогия Джона Вайна «Гея» (1979-1984 годы) показывает лесбиянок в качестве главных героинь.
Женских персонажей в научно-фантастических фильмах типа «Барбарелла» 1968 года, продолжали показывать как «секс-кошечек».

Современная НФ (после Новой Волны)

После отторжения ограничений 1960-х и 70-х, секс в научной фантастике получил широкое признание, и часто включался в более консервативные научно-фантастические произведения в виде небольшого объяснения.
Разворачиваясь на чужой планете, действие рассказа Октавии Батлер «Кровное дитя» 1984 года рисует сложные отношения между людьми-беженцами и насекомоподобными пришельцами, которые защищают их и, в то же время, используют для вынашивания собственного потомства. Иногда называемый «рассказом о мужской беременности», «Кровное дитя» стал лауреатом премий «Небьюла», «Хьюго» и «Локус». Другие произведения Батлер рассматривают смешанные браки, нетрадиционный секс и гибридность.

Лоис Макмастер Буджолд исследовала многие аспекты сексуальности в ряде романов и рассказов ее «Саги о Форкосиганах» (с 1986 года), сюжет которой разворачивается в вымышленной вселенной, где возможно выращивать детей в искусственной утробе и с помощью генной инженерии. Эти аспекты включают патриархальное общество, промискуитет, монашеский обет безбрачия, гермафродитизм и бисексуальность.
Обладатель «Мифопоэтической премии», роман Майкла Бишопа «Гора Единорогов» внимательно описывает главных героев, отреагировавших на вспышку смерти единорогов в их ранчо Колорадо через гея, больного СПИДом. Гибель гедонистической гей-культуры и компания по безопасному сексу, предотвратившему эпидемию СПИДа, были исследованы точно и метафорически.

Действие романа Дэвида Брина «Сезон Славы» 1993 года разворачивается на планете Стратос, где живут человекоподобные существа, рожающие клонов зимой, а нормальных детей – летом. Все клоны – девочки, потому что мужчины не могут продолжать род самостоятельно. Более того, у мужчин и женщин — противоположные сезоны сексуальной восприимчивости; женщины восприимчивы зимой, а мужчины – летом.6 (Это необычный гетерогамный репродуктивный цикл известен у некоторых видов тли). Роман рассматривает темы сепаратистского феминизма и биологического детерминизма.

В романе «Карнавал», написанным Элизабет Бир в 2006 году, совершается возвращение к однополому миру, где пара посланников-шпионов нетрадиционной сексуальной ориентации пытаются проникнуть в господствующее лесбийское государство Новая Амазония и разрушить его. Ведь его матриархальные правительницы забрали их мужчин в рабство.

В сюжете цикла Линн Флевелинг «Тамирская Триада» главным элементом является транссексуальность. Начиная от главного героя – принца Тобина и до всех появляющихся мужчин – это проходит через его восприятие и восприятие посторонних. Мальчики, плавающие голышом рядом с Тобином, не имеют причин для сомнений в его мужской анатомии. Помимо этого, благодаря магическим факторам, имеющим большое значение в сюжете, скрытая истинная суть Тобина в том, что он всегда был замаскированной девушкой. В серии происшествий это становится понятным, и принц Тобин становится Королевой Тамир, отбросившей мужское тело и ставшей полноценной женщиной. Пока Тамир стоит некоторых усилий и времени привыкнуть к своей женской сексуальности.

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *